26-03-2021 17:34

«ВЕСЁЛЫЕ СЮЖЕТЫ АВЕРЧЕНКО».

Литературный час

                                                                 к 140-летию Т.Ф. Аверченко.

         В Петербурге с 1908 по 1918 год выходил популярный еженедельник «Сатирикон». Это был не просто сатирический журнал, а издание, которое сыграло в русском обществе начала XX века немаловажную роль.

         Один из авторов журнала впоследствии заметил, что сатириконец – это титул, который давался только очень талантливым и весёлым людям.

         Среди них выделялся сатириконский «батька» -  редактор и главный автор журнала – Аркадий Тимофеевич Аверченко.  Он родился 27 марта 1881 года в Севастополе и всерьёз уверял, что факт его появления на свет был отмечен звоном колоколов и всеобщим ликованием. День рождения писателя совпал с празднествами по случаю коронации Александра III, но Аверченко считал, что Россия приветствовала будущего «короля смеха» - так его называли современники. Впрочем, в шутке Аверченко была немалая доля истины. Он действительно затмил популярных в те годы «короля остроумия» И. Василевского и «короля фельетона» В. Дорошевича, и весёлый перезвон колоколов зазвучал в громких раскатах его смеха, неудержимого, радостного, праздничного.

         Полный, широкоплечий человек в пенсне, с открытым лицом и энергичными движениями, добродушный и неисчерпаемо остроумный, он приехал в Петербург из Харькова и очень быстро прославился. В 1910 году вышли сразу три книги его юмористических рассказов, которые полюбились читателям за их неподдельную весёлость и яркую фантазию.

         В своих произведениях Аверченко часто рассказывает о себе, о родителях и пяти сёстрах, друзьях детства, о юности, прошедшей на Украине; о службе в Брянской транспортной конторе и на станции Алмазная, жизни в Петербурге и в эмиграции. Однако факты биографии писателя причудливо смешаны в них с вымыслом. Даже его «Автобиография» явно стилизована под рассказы Марка Твена и О. Генри. Такие выражения, как держу пари на золотой» или «играешь наверняка»,  уместнее в устах героев книг «Сердце Запада» или «Благородный жулик», чем в речи отца Аверченко, севастопольского купца. Даже Брянский рудник на станции Алмазная в его рассказах напоминает прииск где-то в Америке.

         Дело в том, что Аверченко был первым писателем, который попробовал культивировать в русской литературе американский юмор с его нарочитой простотой, жизнерадостностью и буффонадностью. Его идеал – любовь к обыденной жизни во всех её проявлениях, простой здравый смысл, а положительный герой – смех, с помощью которого он пытается вылечить людей, задавленных беспросветной действительностью. Одна из его книг называется «Зайчики на стене» (1910), потому что весёлые сюжеты, которые рождаются у писателя, как солнечные зайчики, вызывают у людей беспричинную радость.

         Герои Аверченко – обыкновенные люди, российские обыватели, которые живут в стране, пережившей две революции и Первую мировую войну. Их интересы сосредоточены на спальне, детской, столовой, ресторане, дружеской пирушке и немного на политике. Посмеиваясь над ними, Аверченко именует их весёлыми устрицами, спрятавшимися от жирных бурь и потрясений в свою раковину – маленький домашний мирок.

         Книги Аверченко «Шалуны и ротозеи» (1914) и «О маленьких для больших» (1916) принадлежат к лучшим образцам детской литературы. В них «краснощёкий юмор» соединяется с неподдельным лиризмом и тонким проникновением в мир маленького человека, которому так неуютно и скучно жить на белом свете.

         В рассказах о детях голос Аверченко окрашивается доброй, иногда даже возвышенно – романтической интонацией, за которой почти не слышна свойственная ему ирония.

         Судьба оказалась немилостивой к Аверченко. Он умер в 1925 году на железной койке в Пражской городской больнице, немного не дожив до сорока четырёх лет. Его похоронили в русской части Ольшанского кладбища, неподалеку от православной церкви, и посадили на могиле берёзу. Тело писателя было заключено в металлический футляр, чтобы, согласно завещанию, со временем его можно было перевезти на родину.

         Вспоминая о писателе много лет спустя, Н. Тэффи писала: «Многие считали Аверченко русским Твеном, некоторые в своё время предсказывали ему путь Чехова, Но он не Твен и не Чехов, Он русский чистокровный юморист, без надрывов и смеха сквозь слёзы. Место его в русской литературе своё собственное, я бы сказала – единственного русского юмориста».